Наполеон - гений? - 4 Сентября 2012 - "Записки от скуки" - pessimus
Среда, 07.12.2016, 00:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

"Записки от скуки"

Главная » 2012 » Сентябрь » 4 » Наполеон - гений?
01:25
Наполеон - гений?
       Нельзя не удивляться тому, что люди записали в гении людей, главным занятием которых было такое мерзкое дело, как война: Ганнибал, Македонский, Чингизхан и т.д., ну и, конечно, Наполеон. Толстой в своём романе убедительно показал, что действия Наполеона в России не только не были гениальны, а, наоборот, его поступки были просто нелепы.
       Исполнилось 200 лет со дня французского нашествия, а в русском народе события тех дней всё ещё воспринимаются так, как будьто мы сами были их участниками. Все подробности той войны мы знаем с детства, начиная со стихотворения Лермонтова, которое мы заучивали в школе в виде домашнего задания (я и сейчас, шестьдесят лет спустя, могу в любой момент прочитать это стихотворение без запинки), и до конца своих дней живо интересуемся всем, что обнаруживается нового о тех далёких временах. С возрастом приходит понимание, насколько Толстой был прав.
       Не трудно понять, как планировал события Наполеон, направляя свои орды на Россию в сторону Москвы. Он полагал, что после захвата Москвы горожане будут им восхищаться, всячески ублажать и устраивать балы в его честь, так как это было в западных столицах: в Вене, в Берлине, в Варшаве и т.д. Он думал, что проведёт зиму в Москве в своё удовольствие, а русский царь будет слать к нему гонцов с просьбами о мире, соглашаясь на любые условия с тем только, чтобы гениальный Наполеон позволил ему царствовать дальше. Поломавшись для виду, Наполеон после удовлетворил бы просьбы Александра, провёл бы некоторые изменения в политическом устройстве России и, получив в поддержку корпус русских казаков, двинулся бы на Индию сокрушать могущество Англии.
       Но думать так - это совсем не знать русских. Мне кажется, что если бы он прислушался к советам кого-нибудь, кто долго жил в России, то понял бы всю нелепость своей затеи. Может быть до него дошло бы, что если даже после Москвы ему удалось захватить и Питер, сопротивление русских не прекратилось, а царь просто уехал бы в какой-нибудь другой город, например, в Вологду, Архангельск (да разве мало в России городов) и борьба продолжалась бы до полного истребления неприятеля.
       Встретив упорное сопротивление русских, по-видимому, ещё до Бородинского сражения он начал сомневаться в удачном исходе своей авантюры. Известно, что на поле Бородина он явно нервничал и действовал не решительно. Объясняют это тем, что Наполеон был нездоров, у него был насморк. Я думаю, что всё было как раз наоборот - потому у него и было недомогание, что он потерял свою решительность и понял, что перед ним совсем другая армия, чем, например, при Аустерлице. До него стало доходить в какую скверную историю он похоже вляпался. Многие участники войны с фашисткой Германией вспоминают, что перед тяжёлым боем у них появлялись признаки недомогания: у одного насморк, у другого начинали болеть зубы или живот и т.д. Совсем недавно в передаче по телевизору один участник войны (комбат), провоевавший всю войну без тяжёлого ранения, вспоминал, что перед боем у него начинали трясьтись руки и ему стоило немалого труда не показать этого перед своими бойцами. После русского похода Наполеон уже навсегда потерял свою былую уверенность и решительность. Не даром и у Ватерлоо у него тоже был насморк и он тоже не имел достаточной твёрдости в своих приказах. Почти никто не сомневается, что если бы Наполеону хватило решимости ввести в бой свою гвардию, русские не устояли бы. А между тем это совсем не очевидно. У Кутузова тоже были ещё резервы, например, два корпуса казаков, которые только выполнили фланговый рейд и вернулись почти без потерь. Кутузов мог бы казаков бросить на гвардию и ещё большой вопрос, что стало бы с этой последней опорой Наполеона.
       Не трудно понять, в какой депрессии оказался Наполеон вечером после сражения, когда увидел, что больше половины его армии осталось лежать на поле боя, а Русские не только не отступили, а наоборот, в нескольких местах продвинулись вперёд дальше своих изначальных позиций. Нет сомнения, что Бонапарт испытал огромное облегчение, когда узнал утром, что русской армии перед ним уже нет и не надо принимать тяжёлое решение о новой атаке. Какой кошмар он испытал бы, если бы увидел, что Кутузов никуда не ушёл и его батареи опять стоят на тех же местах, что и накануне и надо снова идти на них, начиная всё заново. Скорее всего в сражении наступила бы пауза на неопределённое время, обе армии остались бы на месте и война могла бы этим и закончиться.
       Я думаю, что Кутузов принял решение о сдаче Москвы ещё на Бородинском поле и принимал потом участие в планировании нового сражения на подступах к Москве только для виду. Он ещё тогда понял, что Москва для французов окажется просто мышеловкой и что Москва это ещё не Россия. И действительно, после освобождения город быстро отстроили заново и он стал только лучше, чем раньше. Да и Наполеон, заняв почти пустой город, где была только прислуга, оставленная хозяевами для охраны своих домов, очень быстро понял неизбежность катастрофы. Ни  каких восточных красавиц не было и танцевать на балах было не с кем. А тут ещё пожар. Французы были уверены, что город подожгли сами русские. Толстой же считал, что пожары возникли из-за того, что захватчики повели себя точно также, как когда-то дикие орды варваров в городах Римской империи - начался дикий грабёж. А тут ещё ночи становились всё холоднее и банда стала для обогрева жечь всё, что ни попадя. Как обычно в таких случаях, истина где-то посередине - деревянный город вспыхнул и от неосторожности войск и от поджогов. Жители Москвы быстро смекнули, что пожар очень эффективное средство для выкуривания неприятеля из города. Крестьяне, например, поступают точно также, выкуривая крыс из погребов - там начинают жечь что-нибудь такое, что даёт как можно больше дыма. Не даром же пожары начинались одновременно в разных концах Москвы и поджигателей ловили и расстреливали. Хотя специального приказа о поджогах ни коменндант города, ни Кутузов, по-видимому, не отдавали, иначе это стало бы общеизвестным впоследствии.
       Очень скоро Наполеон сам стал искать контакта с царём и предлагать мир. Когда он узнал, что его послов не пропускают дальше Кутузова, Наполеон запаниковал. Толстой говорит о побеге французов из Москвы без видимой причины. Но такая причина очевидна - другого выхода у Наполеона просто не было. Возможных вариантов было очень мало. Двинуться на Петербург - подставить свой зад Кутузову, который непременно ударит в тыл и поход превратится в бегство неведомо куда. Ударить на русскую армию  - но победа в таком сражении весьма сомнительна, Кутузов успел восстановить силы, а французкая орда таяла. Даже в случае победы и новом отступлении русских на юг, гнаться за ними в пустое пространство было бессмысленно. Сидеть в Москве до весны -  но Кутузов наверняка бы полностью блокировал город и от туда никто не ушёл бы, включая самого Наполеона. Бегство было единственным спасением.
       Все западные историки решительно утверждают: Наполеона погубили морозы и сопротивление русских. Тоесть, морозы они всегда ставят на первое место. Но это просто глупость. Представим, что никаких морозов вообще бы не было. Что изменилось бы? Войска бежали бы на запад не так быстро? Но тогда и действия русских по их уничтожению были бы активнее. Наша армия тоже страдала от морозов, как и французкая. Наполеон драпал так быстро, что у русских отставало снабжение, армия многих теряла из-за болезней. Не будь морозов, возможно вообще бы ни один француз не дошёл до Березины. Так что скорее всего именно морозы спасли те жалкие остатки великой армии, что перешли границу. Да и какие морозы в средней полосе России в ноябре?! По телевизору показывали театрализованную реконструкцию событий на Березине в связи с двухсот-летием. Все могли убедиться, что не было даже малейших признаков начавшейся зимы. Пусть в 1812 году зима выдалась более раняя, но всё-равно ниже минус десяти градусов температура могла опуститься в каких-нибудь две-три ночи. Даже у нас на севере в ноябре морозы в 10 градусов - большая редкость. К тому времени, когда выпал первый снег французы уже пробежали около трети пути до Березины. Все основные события уже произошли, судьба всей кампании была решена, французы были уже ни на что не способны, кроме как драпать как можно быстрее, от наседающей сзади русской армии. Вот если бы эти бандиты просидели в Москве ещё месяц-полтора тогда они могли бы познакомиться с русской зимой во всей её красе, когда трещали бы морозы за тридцать градусов.
       Художник Верещагин написал серию картин о войне 1812 года. Когда он выставлял эти картины в Европе, французы протестовали, говоря, что это унижает французскую нацию - Верещагина даже не допустили на всемирную выставку в Париже. Но это просто смешно! Наполеоновская банда своими действиями в России опозорила французскую нацию на все времена и добавить что-то к этому позору Верещагин был просто не в состоянии. Фактически армия Наполеона на оккупированной территории вела себя точно также, как и фашисты через сто с лишним лет. Между тем, русская армия в Париже продемонстрировала высочайшее благородство. Так какой же народ является варварским?
       В истории нет сослагательных глаголов, но всё-таки интересно представить, что было бы, если бы на месте Кутузова был недавно умерший Суворов. Жаль, что история и время развели Наполеона и Суворова! Я уверен, что война была бы совсем другой - Суворов никогда не стал бы отступать до Москвы, а бил бы французов ещё в приграничной зоне. Численному преимуществу армии Наполеона Суворов противопоставил бы свои главные козыри: молниеносные манёвры, решительность, натиск. Он умел действовать так, что противник не мог понять, где его главные силы в данный момент. Суворов расчленял бы войска Наполеона и бил его армию по частям. За всю свою карьеру Суворов не сделал ни одной серьёзной ошибки даже в сражениях вдали от России; ясно, что здесь, на родных просторах (где и "стены помогают"), он не допустил бы никаких ошибок и в этой войне. Москва осталась бы в глубоком тылу, а потери в войне были бы несоизмеримо меньше.
      
                                                  
Просмотров: 357 | Добавил: pessimus | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0