Мы безвозвратно погубили русскую деревню, как таковую - 12 Мая 2013 - "Записки от скуки" - pessimus
Среда, 07.12.2016, 00:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

"Записки от скуки"

Главная » 2013 » Май » 12 » Мы безвозвратно погубили русскую деревню, как таковую
17:56
Мы безвозвратно погубили русскую деревню, как таковую
 
                                       

...СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ - ДЕЛО НАШИХ РУК, ИТОГ 20 ВЕКА ...(на это невозможно смотреть без слёз)
....Это фотография 2012 года (сделана А.Мошаревым) когда-то очень большого (по местным меркам) и богатого села Средьмехреньга. Оно стоит на берегу речки Мехреньга, впадающей в Емцу, которая затем впадает в Северную Двину. В устье Емцы находится бывший ранее уездным центром Емецк. Деревня доживает последние дни. На заднем плане виден дом, который кажется ещё жилым. (На качелях - школьники, совершающие поход по местам боёв в гражданскую. Их руководитель и прислал мне фотографию). Однако, при внимательном рассмотрении становится ясно, что не мятая трава посреди деревенской улицы свидетельствует - кругом нет ни одной живой души. Только летом на короткий срок приезжают ещё два-три человека, которые и поддерживают свои дома в исправности. Практика показывает, что в конце концов "дебильные" подростки разгромят и эти последние дома и тогда в деревне могут оказаться только случайные охотники или туристы. Очень часто от их рук брошенные дома и вовсе сгорают. Это типичная судьба сотен деревень по всей Архангельской области и тысяч деревень по России.
....Не надо большого воображения, чтобы представить себе, как в этом селе всё выглядело в начале 20 века (примерно до начала войны 1941 года). По этой улице утром проходило большое стадо коров и отара овец на пастбище, днём на ней играли в свои многочисленные и очень затейливые игры ватаги детей, в тёплые дни купались в речке, зимой они чинно шли в школу. На полях и лугах вокруг деревни кипела трудовая жизнь, особенно интенсивная в весеннюю и осенюю страду. Зимой тут проходила наезженная дорога, по которой беспрестанно ходили люди, ехали повозки с сеном, с дровами, розвальни с людьми, спещащими в соседние деревни или в Емецк по разным делам и т.д. А как тут было празднично и весело в престольные, а позже и в советские праздники! Повсюду слышались смех, песни, игра на гармошке. Великолепным было село в летний тихий вечер: постепенно всё стихает, где-то ещё слышны иногда голоса, где-то далеко, может быть на другом берегу реки, вдруг запоют песню, иногда залает собака; в конце концов село мирно засыпает. Теперь тут круглый год - гробовая тишина, разве что по весне её нарушают птицы, которые не имеют привычки бросать свои родные гнёзда.
....Не трудно представить, какая была жизнь в этом теперь полуразрушенном двухэтажном доме. Очевидно, что возраст дома не меньше ста лет, но он всё ещё стоит прямо и прочно. Кто-то из соседей понемногу распиливал его на дрова, но теперь дрова уже, видимо, больше не нужны. Наверняка тут жила большая и трудолюбивая семья, образ жизни которой и взаимоотношения соответствовали веками выработанным мудрым правилам. Каждый в такой семье занимал определённое общим порядком место, все сообща трудились и отдыхали, общались с соседями. От мала до велика никто не бездельничал, не предавался бессмысленной праздности, не сидел тупо уставившись в телевизионный ящик, у каждого было своё занятие согласно возрасту и природным данным. Вся жизнь в деревне подчинялась строгим моральным правилам, посягнуть на которые было неслыханным делом. В деревне не было ни милиции, ни суда, тем не менее царил строгий порядок, какие-то преступления закона были настолько редки, что о них потом вспоминали и изумлялись, что это могло произойти, многие последующие годы.
....Где, по каким краям и весям разбросаны теперь потомки жившей в этом доме семьи, чем они занимаются, насколько они счастливы или несчастны? Знают ли они что-нибудь о своих корнях? Практика показывает, что уже в третьем поколении люди совершенно равнодушны к своим деревенским предкам, уже ничего не знают о своей "прародине", не знают, где могилы их дедов и прадедов. Не знают и не интересуются. Сам образ жизни этих самых предков им кажется диким и нелепым.
....Конечно, жизнь в северной деревне никогда не была лёгкой. Но почему жизнь вообще должна быть лёгкой? Откуда это стремление современного человека во что бы то ни стало избавиться от физического труда, перепоручить его машинам, а самому предаться праздному безделью?
....Раньше говорили, что так человек получит возможность занятся интеллектуальной деятельностью: науками, исскуствами, воспитанием детей и т.п. Но на самом деле разве это так? Многие ли в современном обществе заняты "интеллектуальной деятельностью"? Разве то, что показывают нам по телевизору, например, в передаче "в субботний вечер", или "кто хочет стать миллионером" или на канале, называемом "МузТВ", и т.д. до бесконечности, можно назвать интеллектуальной деятельностью или исскуством? Разве все эти экстрасенсы, колдуны, бессчисленные попы и монахи заняты интеллектуальной деятельностью? В конце концов даже все эти "яйцеголовые" учёные, создающие кошмарное оружие войны и массового уничтожения - разве счастливые участники интеллектуальной деятельности? Множество людей занято просто пьянством, наркотиками, развратом и т.д. - вот это всё и есть результат освобождения человека от "тяжёлого физического труда". А ещё есть грязная политика, бандитизм, коррупция, реклама, вся современная торговля, конкуренция со стремлением уничтожить своих соперников и морально и физически. Есть эта бессмысленная гонка по автомагистралям с бесчисленными смертями, увечьями - перечислить все эти кошмары, порождённые освобождением от "тяжёлого физического труда" нет никакой возможности. Ну, а тот, кто ещё пытается устоять перед падением в пропасть современного порока вынужден всё равно идти в спортзалы, заниматься разнообразным спортом как раз для того, чтобы хоть как-нибудь компенсировать отсутствие этого самого "тяжёлого физического труда". Тратятся огромные средства на строительство спортивных объектов, на проведение соревнований, всяких олимпиад и.д. Если вдуматься - какой это идиотизм делать занятия футболом, или боксом, или беготнёй на лыжах, на коньках и т.д. своей "профессией", а из самих этих видов спорта так называемый бизнес, на котором наживают деньги тысячи всяких проходимцев и жуликов.! Ведь всё это было когда-то просто развлечением молодёжи в свободное время, для того, чтобы показать свою природную ловкость, пообщаться с товарищами, истратить избыток своей силы и удали. Занятия эти не мешали нормальному труду в поле, в лесу, ну, а в городах - на заводах и фабриках. Ведь время, проведённое в бессмысленных тренировках можно было бы употребить на то, чтобы сделать нашу землю хоть немного лучше, чище, благоустроенее, чтобы попытаться сохранить природную среду, чтобы не губить её ради сомнительных благ, чтобы сохранить реки, ручьи и озёра в девственной чистоте.
                            
 (Сайт http://www.eduof.ru/Hetovo/)
....Вот фотография остатков этого села с видом со стороны реки. Невозможно понять,как можно было добровольно бросить всю эту красоту и великолепие, свои дома-дворцы, построенные на века и прекрасно приспособленные к жизни на севере на пошлую жизнь в городе в этих вонючих городских квартирах, часто коммунальных, часто где-нибудь на окраине, где всё окружение больше напоминает загаженную свалку, а не человеческое поселение. Как можно было променять бесконечно разнообразный, весёлый труд на лоне чистой природы на однообразную утомительную работу в каких-нибудь цехах, или на работу грузчиком, уборщиком, торговцем в каких-нибудь ларьках и т.д. и т.п.? Умом-то, конечно, понимаешь, что всё это результат тогдашней политики и самого хода индустриального "развития" цивилизации; но сердцем невозможно это принять.
....Первый тяжёлый удар по деревне нанесли революция, гражданская война и коллективизация. В деревне нарушился привычный уклад, убавилось население. Однако, к началу войны с фашистами жизнь стала налаживаться. Коллективный труд и частичная механизация позволили увеличить производство сельхозпродукции, колхоз стал излишки продавать, появились деньги, началось даже строительство новых домов, прерванное предыдущими невзгодами. Моя мать вспоминала, что перед войной люди стали оживать, появились новые надежды и перспективы. Война всё порушила. Не знаю, как в других местностях, а в наших краях с фронта почти никто не вернулся. Кажется даже непонятным - кто заканчивал войну и побеждал в Германии. В нашей деревне, например, вернулись всего три мужика, причём два по слабому здоровью не попали в самое пекло войны, а третий всю войну провёл на дальнем востоке. Может быть всё-таки дела стали бы поправлятся с подрастанием нового поколения, но на селе были созданы просто невыносимые условия. Всё, что производилось в колхозе безвозмездно забиралось государством. Люди работали бесплатно и поддерживала их только совесть крестьян, не позволяющая оставить поля не вспаханными, а луга не выкошенными. Жили исключительно за счёт личного хозяйства и крохотных приусадебных участков, милостиво выделенных властями. При том даже и с этих участков взимался непосильный налог. Не было самого необходимого для жизни, многодетные семьи просто голодали. А ведь до колхозов, как рассказывала моя бабушка жители деревни были зажиточными (естественно, кроме пьяниц и лентяев). В нашей семье, например, всегда было не меньше четырёх коров и двух-трёх лошадей. При этом работников было всего только: сама бабушка, её муж - мой дед Александр  и свёкор - старый, но ещё крепкий старик. Были ещё дочь и сын - мой отец Виктор, но тогда они были ещё маленькие. Дед мой рано умер, простудившись, вскоре умерла и дочь, к началу революции бабка осталась с малолетним сыном и, разумеется, обеднела. Многие семьи в деревне были намного богаче нашей.
....По существу это была страшная несправедливость, ведь всё, чем жила деревня, было когда-то создано руками её жителей и их предков - поля, луга, даже весь окружающий ландшафт. На севере не было помещиков и вся жизнь деревни управлялась общиной. Это значит, что всё было создано исключительно по инициативе самих крестьян. И вдруг приходят какие-то неведомые дяди и заявляют, что всё принадлежит государству (принадлежность угодий колхозу была просто фикцией). Мало того, крестьяне должны все эти поля и луга обрабатывать, не получая никакой платы за выработанный продукт. На родных лугах, например, колхозник не мог даже накосить сена своей корове. Косили только на заброшенных, неудобных местах. И то формально этого делать было нельзя, но поскольку без коров жители просто бы вымерли, то начальство делало вид, как бы не замечая, что колхозники косят траву словно воры по ночам и заготовляют сено, пряча его где-нибудь в кустах. Это же самое настоящее рабство, даже хуже того - о рабах их хозяева заботились и, по крайней мере, не оставляли голодными. Я думаю, такое могло быть только в Росии, ни один народ в мире не стал бы подобное терпеть.
.....Естественно, что жизнь в городе и соседних леспромхозовских посёлках, где рабочие получали твёрдую зарплату, казалась привлекательной. Началось массовое бегство из деревни, приведшее к тому, что мы видим на этой фотографии. В шестидеятых годах началась ликвидация бесперспективных деревень - это был официальный термин. Сначала бросали маленькие и удалённые деревни, оставшееся население перевозили в более крупные сёла - это было, так называемое, укрупнение колхозов. Однако, бегство населения из деревень продолжалось. В семидесятых и восьмидесятых годах даже предпринимались некоторые меры по поддержанию сельхозпредприятий, люди стали получать зарплату, как на производстве. Для старших это было даже как-то удивительно. До конца восмидесятых ещё удавалось поддерживать жизнь в крупных хозяйствах. Ограничивались практически одним только животноводством. С крахом советской власти колхозы "приказали долго жить", так как без поддержки государства они существовать уже не могли. Это был последний акт гибели деревни как таковой, вообще. Уехало последнее трудоспособное население, остались только старики. По мере ухода их "в мир иной" деревни пустели, дома разрушались.
....Вокруг деревень раньше были, казалось, бескрайние хвойные леса. По-справедливости и эти леса тоже должны бы принадлежать крестьянам, предки которых в прошлом освоили эти места. Массовые рубки начались в пятидесятых годах и работали в леспромхозах в основном те же крестьяне. Я помню это время, казалось, что вырубить этот лес невозможно, что его хватит на века.Но за прошедшие пятьдесят лет все эти бескрайние леса истребили, теперь они зарастают кустарником и малоценными лиственными породами. Местное население за погубленный лес абсолютно ничего не получило. Не было построено ни хороших посёлков, ни дорог. А ведь стоил этот лес баснословных денег. Всё ушло куда-то, как в прорву.
....Невольно приходят невесёлые мысли о будущем Росии, русского народа. Ведь ясно как божий день, что тот яростно рвущийся к власти сброд подонков, который жаждет полной моральной свободы и демократии на американский манер, может привести только к полному краху. Наше общество слишком разнообразно, территории наши слишком обширны, а характер народа слишком отличается от западного образца и только русская деревня и русская культура были тем клеем, который соединял всё это в единое целое. Пишу я вовсе не для того, чтобы кого-то убеждать в необходимости возврата назад. Это категорически не возможно. Сам ход развития мировой истории, индустриального развития, в который мы уже безнадёжно втянулись, не оставляет нам никакого шанса. Вопрос только в том, сколько мы ещё можем протянуть. Пишу всё это с единственной целью - как-то облегчить свою душу и в надежде, что кто-то из стариков погорюет вместе со мной и пожалеет об утраченных в нашей молодости шансах повернуть всё иначе. Очень вероятно, что не пройдёт и пятидесяти лет, когда от великой страны останется один московский мегаполис, с пёстрым по составу населением и окружённый враждебными карликовыми государствами. А здесь на севере, да и в сибири тоже, будут бескрайние брошенные пространства, вовсе уже не пригодные для жизни. Впрочем, не исключается и другой сценарий. Недалеко от Архангельска одну брошенную деревню уже активно осваивают приезжие то ли из Азербайджана, то ли из Таджикистана (бог их разберёт). Я слышал, что они на месте взорванной в тридцатые годы церкви уже собираются строить свою мечеть... Кроме того, перспективы существования самой мировой цивилизации под большим вопросом, так что что уж тут говорить!
....Никого не хочу обвинять персонально. Я ведь и сам вместе с миллионами других уехал из деревни, бросив родной дом. Единственное слабое утешение, что мой старший брат перевёз наш старый дом в соседний леспромхоз и его не сожгли обормоты. Дом наш и по сей день ещё стоит и пока обитаем. Впрочем, посёлок этот сейчас тоже быстро пустеет, его ждёт та же самая участь, что и все окружающие деревни, поскольку вслед за сельским хозяйством лесная промышленность тоже "дышит на ладан" - пригодных для вырубки лесов попросту больше нет. Если где-то по сельским окрестностям ещё и видны новые дома и даже шикарные коттеджи, то это исключительно только дачники, к деревенской жизни никакого отношения не имеющие. В коттеджах этих протекает (обычно только летом) всё та же пошлая жизнь бездельников, воров и торгашей, что и в городах.
....Недавно мне попалась книга моего земляка П.П.Щеколдина, в которой он рассказывает о своей жизни, прошедшей в селе, расположенном совсем не далеко от моей родной деревни. Обыкновенный деревенский мужик, как и многие начал спиваться от невесёлой жизни периода развала села, в результате обратился к церкви, утверждает, что вера в бога помогла изменить свою жизнь. Активно участвует в восстановлении старых и строительстве новых храмов в тех деревнях, где удаётся организовать сбор средств, найти спонсоров. Высказывает уверенность, что приобщение к вере позволит возродить жизнь в умирающих деревнях. Трудно в это верится! Сам же Щеколдин приводит статистику по Виноградовскому району, согласно которой за один месяц родилось 13 человек, умерло 30, зарегистрировано браков 6, разводов 5. И это по району, площадь которого соизмерима, например, с Бельгией или Швейцарией. Жаль, что он не привёл ещё и число уехавших в город. Ясно, что население района продолжает стремительно сокращаться и очевидно, что через совсем небольшое время новые церкви тоже опустеют и будут заброшены. Не потому, что народ опять превратится в безбожников, а просто ходить в церкви станет не кому.
....Жизнь моя, в сущности, прошла и ничего уже не вернёшь, не исправишь. И хотя я уехал в город ради учёбы, получил образование и даже учёную степень, всё это нисколько меня не оправдывает. Откровенно говоря (мне нет уже никакого смысла лукавить), большого счастья эта самая "интеллектуальная деятельность" и сама городская жизнь мне не принесли. Убеждён, что было бы правильнее держаться за свою "малую родину" до последней возможности. Хотя что бы это изменило в общем течении жизни, неотвратимом, как сама судьба?!

                         

     Это фотография Средь-Мехреньги времён гражданской войны на севере (сайт http://emezk.ru/).

 
Просмотров: 422 | Добавил: pessimus | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0