Север России - уже почти мёртвая пустыня - Пессимистические заметки - Статьи и заметки - pessimus
Среда, 07.12.2016, 00:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Статьи и заметки

Главная » Статьи » Пессимистические заметки

Север России - уже почти мёртвая пустыня

....Я всю свою жизнь был тесно связан с природой: деревенское детство, работа на колхозных полях и лугах, позднее - всё свободное время, каждый отпуск - всегда в деревне,  постоянное увлечение походами, рыбалкой и т.д. Теперь и вообще большую часть года живу в небольшом дачном посёлке посреди большого леса. Всегда с интересом следил за всеми сезонными процессами в природе, ну, а также и за изменениями в связи с индустриальным освоением нашей территории и вообще в связи со всё возрастающей нагрузкой на природу от роста численности населения, освоения всё новых территорий под хозяйственную деятельность, под дачи,от наплыва всяких туристов и т.д. Итоги этих наблюдений рисуют весьма печальную картину, мягко говоря. Вот некоторые факты, достоверность которых очевидна без всяких хитроумных научных исследований:

...1. Стремительно сокращается количество перелётных птиц: гусей, лебедей, журавлей. Ещё лет пятнадцать назад можно было наблюдать стаи гусей численностью до ста и более птиц. Часто на небе можно было одновременно наблюдать до десятка таких стай. Перелёт осенью и весной обычно продолжался около месяца с небольшими перерывами из-за погоды - птицы не любят лететь при встречном ветре. С каждым годом число перелётных гусей быстро сокращалось. Ну, а в этом году я уже видел за весь осенний период одну только стаю, в ней было не больше тридцати птиц. Правда, сосед мой утверждает, что он видел три-четыре стаи в тот день, когда я был в городе. Всё-равно, это ужасающе мало. Легко объяснить причину столь быстрого истребления гусей. Через нас пролетают в основном гуси, гнездящиеся на острове Колгуев. Раньше на Колгуеве можно было наблюдать несметное количество птиц. К несчастью, там открыли нефть. Разведка и добыча нефти превращает территорию в пустыню, ну а геологи и рабочие все поголовно имеют ружья и не мыслят проведение свободного времени иначе, как только на охоте. Никакой охраны нет и в помине (да и как можно охранять огромные пустые пространства?) и на острове не осталось и уголка , где птицы могли бы вывести потомство. Нынешние "охотники" охотятся, кстати, вовсе не для пропитания, а исключительно ради удовольствия, для "адреналина" как теперь любят говорить. Часто убитую дичь просто выбрасывают. Кроме того, птиц беспощадно бьют в местах отдыха во время перелёта: в дельте Северной Двины, в Воронежской и соседних областях, на местах зимовки - Каспий, Чёрное море, озёра и реки Европы.
...Во время моего детства стаи журавлей весной и осенью были привычным делом, кажется, даже, что их было не меньше, чем гусиных, численностью особей в стае обычно до двадцати. Я уже лет двадцать не видал ни одной журавлиной стаи!
...Лебедей ещё можно было видеть до последнего времени. Обычно они пролетают весной раньше, а осенью позже, чем гуси. Как правило, в стае их не больше десяти-пятнадцати. В этом году я имел счастье видеть всего двух лебедей, сиротливо тянущихся к югу, когда на земле лежал уже снег. Жуткое впечатление - иначе не скажешь!
....Совершенно очевидно, что через год-другой птиц больше не будет, для них просто нет места на земле. Гуси, лебеди и журавли не терпят присутствия людей в местах гнездовья, если даже нечаянно спугнуть птицу, на гнездо она уже больше не вернётся. А тут промышленная деятельность и толпы охотников!
...2. Совсем ещё недавно можно было видеть в окрестных деревнях скворцов, хлопочущих на скворечниках весной. Но уже несколько лет я больше не видел ни одного скворца. В нашем посёлке я и ещё двое соседей пытались вешать скворечники на деревья - не появилось ни одной птицы. Вещь не слыханная для времени моего детства! Раньше на деревьях прямо на улицах города было полно грачиных гнёзд, теперь грачей совсем нет.
...3. Нет больше жаворонков в наших краях! В этом году я специально съездил в одну пригородную деревню, которая раньше славилась обилием пашни - жаворонки любят большие поля. Долго ходил по краю поля и не услышал ни единого звука - всё словно вымерло! А ещё лет десять назад над этим полем беспрерывно звучала песня жаворонков с восхода и до заката. Правда, теперь и само поле лежало не обработанное, кое-где уже зарастающее кустарником.
...4. На севере нашей области до недавних пор ещё сохранялся сравнительно небольшой угол, где почти не было населения, совсем не было дорог и потому территория эта оставалась почти не тронутой. Несколько великолепных лесных речек, особенно речка Золотица (не зря же она так названа), множество лесных озёр - всё буквально кишело рыбой. Я был в тех местах лет сорок назад и могу свидетельствовать, что край этот был просто сказочный. Там водились дорогие породы рыб: хариус, кумжа, нельма, сёмга, сиг...  Естественно, в лесу была богатая фауна, много дичи. На беду как раз в этом краю открыли и уже лет двадцать добывают алмазы. По закону подлости карьер и всё производство расположены как раз на речке Золотица. Я побывал там в этом году. Лучше бы мне туда не ездить!!! Природа уничтожается не только грязным производством, построенные дороги позволяют шляться всякой шантрапе. Приезжают "любители природы" из Москвы и других крупных городов, прекрасно экипированные, с самыми современными средствами уничтожения живой природы: ружья, всякие спиннинги, капроновые сети, надувные средства передвижения по воде, синтетические палатки, непромокаемая одежда и т.д.
...5.Количество рыбы в наших водоёмах сократилось многократно по сравнению с тем, что было во времена моего детства. В моей родной речке Усолке рыбы почти нет, надо очень сильно потрудиться, чтобы поймать хотя бы щуку. Ещё до недавнего времени в верхнем течении водился хариус (харюз, по нашему). Хариус не любит больших рек, но малых речек, где он водился, было очень много. Ловить хариуса - большое удовольствие. Обычно он стоит на перекатах, на быстром течении и кормится, хватая плывущий по воде корм. При этом он делает всплеск (у нас говорили - харюз кидается), по которому его легко обнаружить. Закидывай в это место удочку с самой разнообразной наживкой и хариус обязательно схватит её. Вероятность выловить почти стопроцентная. Однако, стоит хариус исключительно поодиночке и, чтобы наловить много, надо обойти достаточно большой отрезок реки. Раньше специально на ловлю хариусов не ходили - слишком велики затраты времени и труда, ограничивались ловлей двух - трёх на уху и то, как правило, во время сенокоса на прибрежных лугах. Теперь же ловля хариуса стала очень модным занятием - времени у людей достаточно, все имеют транспорт, что сокращает расстояние, которое надо пройти вдоль лесной речки и есть огромное количество первоклассных средств ловли, в частности, спиннинги. На спиннинг хариус ловится почти всегда, даже и не крупный. Обычно на ловлю идёт кампания в три - четыре человека. Продвигаясь вдоль речки пешком, или, ещё лучше, на надувной лодке, кампания эта вылавливает практически всех хариусов, включая совсем мелких. А если за сезон таких групп пройдёт несколько, получается почти полное истребление. После повторных, неудачных уже походов, люди эти сетуют: совсем на этот раз не брал крупный хариус. Им даже в голову не приходит, что его там просто нет. Чтобы вырасти хотя бы до килограмма, рыбине надо не меньше десяти лет, т.е. требуется, чтобы десять лет никто здесь больше не ловил. Но разве это возможно?! В результате хариус стремительно, как, впрочем, и другая рыба, исчезает и скоро его не станет совсем.
     Если к водоёму имеется проезжая для автомобилей дорога, рыба истребляется особенно быстро. Я знаю много озёр и речек, раньше, до постройки дороги, очень богатых рыбой. Теперь там можно поймать только какую-нибудь не стоящую внимания мелочь. Дело в том, что здесь на севере рыба растёт очень медленно и совсем не выдерживает интенсивной рыбалки. К тому же при  наплыве "рыбаков" водоём быстро загрязняется, берега его превращаются в настоящую свалку. При зимней рыбалке на льду обычно скапливаются тонны всякого мусора.
     При разговорах на эти темы часто можно услышать: что ты жалеешь зверюшек, если теперь даже людей не жалеют. На одних автодорогах у нас за год погибает около тридцати тысяч. Может быть это покажется кощунством, но я скажу так, что людей-то мне как раз и не жалко. Если они гибнут, то только потому, что сами это выбрали, сами этого хотят. Не погибнуть в автокатастрофе проще простого - всего лишь не садись в автомобиль. Точно также можно не садиться в самолёт, на теплоход, не пользоваться, например, газом в баллонах, которые взрываются у нас чуть ли не ежедневно , и т.д. Не жаль мне, кстати, и тех, кто гибнет от наркотиков и пьянки - они сами это выбрали для себя. Тратятся средства и человеческие силы на постоянную войну с наркотиками, хотя очевидно, что война эта бесполезна и обязательно будет проиграна, как в прошлом были проиграны все войны с табаком и пьянством. Может быть проще вывезти всех наркоманов и алкоголиков куда-нибудь подальше, например, на остров и поставить там железнодорожную цистерну со спиртом и вагон с наркотиками - пусть люди насладятся вволю, раз они этого так жаждут!
     Говорят, что современный человек не может жить без всего этого. Но, почему это не может?! Зачем надо постоянно мчаться куда-то? Что мы пытаемся догнать? Почему мы не можем жить спокойно на своей земле. Ведь она сполна может нас прокормить, одеть, на ней прекрасно можно отдохнуть вместо бессмысленных путешествий куда-то в чужедальние края. Ведь жили же наши предки без всего этого кошмара!
     Кажется, подумаешь птицы! Есть они или нет - какая разница! Но почему мне так это не безразлично? Я проклинаю эти алмазы, нефть и газ - причина истребления последних островков естественной природы! Недавно на нашей буровой платформе в Баренцевом море был конфликт с активистами Гринпис, которые в итоге оказались в тюрьме. Может быть они действовали чересчур грубо, но всё-равно у меня эти ребята вызывают симпатию. Был бы очень рад, если бы эта кимберлитовая трубка с алмазами оказалась не здесь у нас в центре последнего уголка живой природы, а, например, прямо в центре Москвы. Или нефтяной фонтан вдруг забил бы в Париже, скажем на месте этого железного урода - Эйфелевой башни. Кстати, её тогда можно было бы переоборудовать под буровую вышку. Василий Белов, показывая родные места своему другу - японскому писателю, радовался, что в быстро пересыхающей речке есть ещё небольшое течение. При этом он заявил, что когда течение прекратится совсем, умрёт и он. У меня такое же чувство: когда в весеннем небе не появится больше ни одна стая перелётных птиц, лучше мне умереть. Я не хочу жить в таком мире!
 
 
                 
Категория: Пессимистические заметки | Добавил: pessimus (25.10.2013)
Просмотров: 96 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0