Фёдор Абрамов и Веркола - 5 Ноября 2012 - "Записки от скуки" - pessimus
Пятница, 24.03.2017, 09:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

"Записки от скуки"

Главная » 2012 » Ноябрь » 5 » Фёдор Абрамов и Веркола
23:49
Фёдор Абрамов и Веркола
       В сущности, я земляк Фёдора Абрамова. Нет, я не из Верколы и даже не с Пинеги реки, а с Северной Двины. От нас до Верколы по прямой пожалуй не больше 100 километров. Но тут нет никаких дорог - только леса и болота и я думаю, что никогда даже какой-нибудь охотник не проходил от нас до Карпогорщины. Попасть туда можно было бы только через Архангельск и получилось бы километров пятьсот, а то и побольше. Впрочем, никто из наших там никогда и не бывал. Однако, жизнь в наших местах и, в частности, в нашей деревне мало чем отличалась от описанной Абрамовым жизни в Верколе. Да что там говорить, когда читаешь, например, Солоухина, то удивляешься, что и там, на Владимиршине люди жили в сущности также и их нравы и обычаи мало отличались от наших.
       Когда я начал читать книги Фёдора Абрамова я был несколько удивлён тем, что он описывает жизнь в северной деревне, которая, как мне казалось, да кажется и теперь, не может вызывать очень уж большого интереса у городских читателей, или, скажем, за границей. Я сразу вспомнил, как мой дядька, которого на деревне все звали Митькой, каждый раз, как бывал пьяным, начинал плакать (деревня наша тогда уже стала рушиться и вскоре прекратила своё бытие) и всхлипывая говорил мне: Витька опиши в книге, как всё тут было, как мы здесь жили когда-то. Я смеялся и внушал ему, что наша непутёвая жизнь никого на свете не волнует и не интересует, что подобной неустроенности и никчёмности в нашей России всюду полным - полно. И тут вдруг появляется человек, который как раз и выполнил просьбу Митьки и книги этого писателя печатают в Москве и даже в театре разыгрываются спектакли на эту тему. Митька сам, правда, ни одной книги за свою жизнь не прочитал, но всё-равно он был бы рад.
       Строго говоря, мне и до сих пор кажется, что творчество Абрамова далеко не шедевр, литературные достоинства его романов невелики и я даже думаю, что и сам мог бы описать сколько угодно подобных историй из деревенской жизни и получилось бы у меня может быть не хуже. (Впрочем, несколько рассказов Абрамова, "Безотцовщина", в частности, пожалуй совсем не плохи). Тем не менее, я рад самому факту, что творчество Абрамова имело место и наша захудалая деревенская жизнь оставила в литературе какой-то след.
       Абрамов входит в состав группы писателей, которых называют теперь "деревенскими", творчество их было на пике в 70-е, 80-е годы: Белов, Астафьев, Распутин, Носов, Солоухин. Это, конечно, счастье, что были эти писатели и их творчество есть несомненный вклад в русскую литературу. Вместе с тем также несомненно, что они были последними русскими писателями и на них русская литература закончилась. Теперь имеется великое множество людей, пишущих книги (не найдётся ни одного человека, получившего более менее широкую известность в какой-либо творческой сфере и не попытавшегося потом что-нибудь написать), но их труды не имеют к русской литературе ни какого отношения. Да и во времена "деревенских" паралельно с ними было немало всяких марателей бумаги и это тоже не русская литература, да и ещё вопрос, литература ли это вообще. Например, такого поэта, как Бродский, я просто терпеть не могу и считаю его стихи порядочной дрянью.
       Однако, оставим пока русскую литературу в покое, поговорим о другой грани деятельности Абрамова - о его гражданской позиции. Абрамов, да и другие "деревеньщики", отчаянно пытались повлиять на саму жизнь русской деревни, отчётливо видя, что эта жизнь идёт к полному краху. Однажды он даже выступил в печати с открытым письмом к жителям его Верколы, в котором кричал о развале сельской жизни и обвинял, между прочим, самих Веркольцев в этом. Письмо это получило широкую известность по всей России.

       Абрамов, да и многие другие писатели тогда ещё наивно верили, что литературное творчество есть гражданская миссия, что книги должны влиять на духовную сущность читателей, заставлять их задумываться над смыслом жизни. Этим писателям казалось, что в деревне всё ещё может наладиться, что ещё жива народная культура и она ещё даст новые живые ростки. Какая наивность! Уже тогда было ясно, что весь русский деревенский уклад стремительно идёт к полному краху и скоро от него не останется и следа. Как могло быть иначе, если к этому были направлены усилия тогдашней власти, если страна должна была превратиться в индустриальную и все силы были сосредоточены на развитии промышленности. Термин "раскрестьянивание страны" был выдуман ещё Бухариным. Да и сам ход мирового технического прогресса не оставлял шансов русской деревне. Это подметил ещё Толстой, обратив внимание, что развитие железных дорог вызвало бурный отток крестьян в города, где они становились тем, что Маркс назвал пролетариатом, а также они пополняли сословие всяких слуг, половых, извозчиков, да и просто городских нищих и пьяниц.
       Абрамов призывал крестьян одуматься, бросить пьянку и разгильдяйство и начать возрождать деревню, взяв в помощники современную технику. Он потом сам отмечал, что не смог добиться ни малейшего эффекта. Правда, он ещё находил положительные примеры, например, хвалил жителей деревни Сура за то, что у них колхоз лучше и они даже имеют какие-то новые постройки. Всё это была одна видимость и призывы писателя никто не воспринимал всерьёз. Уже тогда каждый деревенский житель ясно чувствовал, что всему приходит конец, каждый уже знал, что его дети ни за что не остануться в колхозе. У меня есть знакомая женщина из Суры, у ней там ещё живут брат и сестра и она иногда бывает на родине. Так вот она утверждает, что там давно уже нет ни колхоза, ни леспромхоза, люди бедствуют без работы и при первой возможности уезжают, как собственно и повсюду. Я был в Верколе один раз вскоре после смерти писателя, но уверен, что сейчас и там всё идёт к исчезновению деревни и недалеко то время, когда от неё останется одна только могила Абрамова.
       Абрамов, конечно прав, что север может производить и овощи и молоко и мясо и хлеб (в основном рожь и ячмень) в достаточном количестве для всех своих жителей. Дело, однако в том, что это производство требует затрат весьма больших сил и местная продукция не может конкурировать с привозной, купленной за лёгкие "нефтяные деньги". И это та последняя капля, которая окончательно добила деревню. Теперь область наша совсем обезлюдела. Парадоксально, что при этом вся природа повсеместно загажена, искорёжена и быстро деградирует, несмотря на отсутствие населения. Дело в том что современный транспорт и дороги делают доступными все углы и поэтому повсеместно наблюдается наплыв вредного племени дачников и туристов. От бескрайних лесов остались одни воспоминания - всё вырублено. Правда объёмы рубок теперь во много раз меньше, чем при советской власти, зато теперешние рубки уничтожают те жалкие остатки лесов, которые были сохранены из соображений охраны водоёмов. Практически уже не найти ни одного озера или реки, берега которых не были бы сплошной свалкой, рыбные запасы просто смехотворны по сравнению с тем, что было когда-то.
       Жизнь неузнаваемо изменилась и изменения эти стремительно ускоряются. Кто теперь читает романы "деревенских" писателей? Если кто-то что-то ещё и читает, то ищет он одно только развлечение, а не рассуждений о смысле жизни, Один современный "деятель культуры" так и говорит, что искусство и литература должны приносить одно только удовольствие и ничего другого они не содержат и не должны. Деградирует сам русский язык и писатели прошлого просто не поняли бы больше половины современных текстов. Происходит культурная "глобализация" и то, что пишется в России почти не отличается от того, что пишут в любой западной стране. Только у восточных народов ещё сохраняются некоторые признаки национальной самобытности, но и там, скорее всего, это исчезнет. Само понятие "русская литература" осталось в прошлом и ничего уже не вернёшь.
       Деревенские писатели, конечно, правы, утверждая, что повсеместно крестьяне просто спились. Действительно, тот народ, что ещё живёт по деревням, пьёт просто зверски. Пьют они, в основном, от того, что видят бессмысленность своего существования, от его убожества по сравнению с тем, что они постоянно видят по телевизору. Телевидение, кстати, страшно развращает местное население. Традиционно деревенские люди простодушны, они свято верят средствам массовой информации (лучше бы сказать дезинформации), не умеют отличить действительность от полного бреда и часто пытаются подражать той "красивой и весёлой" житухе, что им кажут. Впрочем, спились у нас не только в деревне; весь наш народ беспробудно пьёт. Как с этим можно бороться, если и наша "интеллигенция" пьёт ничуть не меньше. Все наши наиболее заметные артисты отъявленные пьяницы: Даль, Высоцкий, Серова, Гурченко, Олейников - список можно продолжать до бесконечности. А современный "бомонд" весь состоит практически из одних пьяниц и наркоманов.
       Упрёки Абрамова в адрес своих земляков были пустыми и безосновательными; деградация русской деревни обусловлена самим ходом времени. В конце концов он ведь и сам покинул свою родину точно также, как и тысячи других. Когда читаешь его ежегодно многократно повторяющиеся сетования на то, что вот мол перед его окном лошади вытаптывают колхозные посевы и никому нет дела, то просто берёт досада. Может быть было бы лучше ему самому взять вицу и выгнать этих злосчастных коней? А то получается, что он ежегодно приезжал в Верколу на какой-то месяц и ходил по деревне укоряя и поучая жителей, которые уже видели бессмысленность их труда, да и самой никчёмной деревенской жизни и давно уже на всё махнули рукой.
 
                                                    
Просмотров: 506 | Добавил: pessimus | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0