Архитектура - 2 Февраля 2014 - "Записки от скуки" - pessimus
Среда, 07.12.2016, 00:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

"Записки от скуки"

Главная » 2014 » Февраль » 2 » Архитектура
10:53
Архитектура

 

.....Одно время я увлекался архитектурой, собирал книги на эту тему, разыскивал открытки с архитектурными шедеврами, даже посещал лекции по архитектуре в институте. Я никогда не был за границей, но в наших городах - в Ленинграде, в Москве, в Киеве, в Одессе, на Кавказе и в Крыму стремился посмотреть всё архитектурные памятники и разыскивал литературу о них.
.....Однако, с возрастом уменьшается интерес ко многим вещам, многое из того, что раньше казалось важным и значительным как бы мельчает, уходит на второй план. Например, я совсем потерял всякий интерес к театру и теперь считаю этот род искусства сущей чепухой, хотя в молодости был период сильного увлечения. Что-то подобное произошло и с моим увлечением архитектурой. Вместе с тем, в итоге сформировался вполне определённый взгляд на этот предмет. Стало ясно, что главные, непревзойдённые достижения в архитектуре были сделаны древними греками, создавшими тот архитектурный стиль, который теперь называют классическим.

.....Убеждён, что из всех существующих сейчас на земле архитектурных памятников самым великим и прекрасным является Парфенон на Афинском Акрополе. Каким-то неведомым теперь нам путём греки смогли найти архитектурные формы и пропорции, представляющие собой некий абсолют, затмить который не смог никто за прошедшие тысячилетия. Трудно даже представить, каким величественным и прекрасным был храм Зевса в Олимпии, признанный во всём тогдашнем мире, как одно из чудес света. Классическая архитектура покоряет своей грандиозностью при абсолютной простоте, она воспринимается, как творение самой природы, порождает в человеке возвышенное и радостное чувство, которое можно сравнить, например, с  воздействием на душу лучших стихов Пушкина, или музыки Чайковского. В сооружениях классической архитектуры нельзя ничего не изменить, не прибавить ,и не убавить без того, чтобы не нарушить гармонию, точно также, как, например, ничего нельзя изменить у сосны без того, чтобы она перестала быть сосной.

.....Позже римляне добавили к греческим архитектурным формам такие элементы, как купол и круглая арка. Эти добавления не противоречат классическому стилю и могут рассматриваться, как его дальнейшее развитие и завершение. Все более поздние изобретения в архитектуре по существу не смогли ничего добавить и могут рассматриваться только, как деградация этого вида искусства. Допускаю, что готические соборы производят впечатление, но это впечатление не возвышает душу, а только угнетает, как, собственно, и само суровое католическое христианское учение. Бесконечное нагромождение странных стрельчатых арок в сочетании с колоннами, не соответствующими классическим ордерам, вызывают только душевнй разлад и беспокойство, тем более, что главной целью европейских архитекторов было ошеломить человека размерами и высотой сооружений.

......Своеобразна исламская архитектура. Наверное, Тадж Махал действительно прекрасен. Но мне эта архитектура кажется чуждой и непонятной, бесконечная вязь замысловатых орнаментов меня раздражает и мало интересует, как, собственно, и вся исламская культура за исключением некоторых отдельных всемирно известных шедевров. Такое же впечатление и от сооружений юго-восточной Азии и Индии, отличаюшихся ужасной перегруженностью деталями и всякими ненужными подробностями. От созерцания подобных вещей быстро устаёшь, всегда остаётся какая-то неудовлетворённость. Может быть это проистекает от недостатка знаний об этих культурах.

.....Совершенно особые чувства испытываешь от древних сооружений египтян, майя, инков. В этой архитектуре есть что-то мистическое, "потустороннее", ибо невозможно поверить, что всё это могло быть создано без использования неизвестной тогда техники, без железных инструментов, практически голыми руками. Непонятно, как древние могли добиться высочайшей организации, согласованности труда тысяч людей, не говоря уже о разработке самих проектов сооружений, отличающихся высокой степепнью точности и целесообразности.

.....Нравятся мне японские деревянные храмы. Они сделаны просто, и снаружи и внутри можно видеть все несущие конструкции, сработанные по японски прочно и, можно сказать, элегантно. Любой плотник похвалит такую работу. Дерево недолговечный материал и по мере старения сооружения японцы разбирают свои храмы и воссоздают их с абсолютной точностью Таким способом они обеспечивают вечное существование храма в практически неизменном виде.

.....О современной архитектуре почти нечего сказать. По существу теперь нет никакой архитектуры, а есть один конструктивизм и технический прогресс. Никакие проекты, например, Ле Корбюзье и более поздних архитекторов меня совершенно не волнуют. Наверное, современные стадионы или такие объекты, как хрустальный музей в Париже очень удобны и практичны, но никакой эстетической ценности у них абсолютно нет. Конечно, технически целесообразные конструкции, такие, например, как самолёт, корабль или мост через широкую реку или даже морской пролив обладают своеобразной красотой, но это, конечно, не архитектура, про них не скажешь, что это "музыка, застывшая в камне". Эта красота не радует душу, так как она символизирует одно только торжество человеческого разума над естественной природой. А мы уже знаем, явственно чувствуем, что такое таржество скорее всего приведёт в конечном итоге к уничтожению всего живого на земле, в том числе, разумеется,  и самого человека.

....Все сооружения, в которых имеется смешение разных стилей, не вызывают  у меня интереса. Когда смотришь на дворец барокко, невольно прикидываешь, какие лишние детали можно было бы удалить, чтобы выявились так необходимые простота и законченность, присущие классическому стилю. Это похоже на исполнение чудесной музыки исполнителем - виртуозом. Как бы не были талантливы его импровизации, они всегда только раздражают и утомляют, ибо великие произведения обладают совершенной формой и в них ничего нельзя ни прибавлять, ни убавлять.
.....Я вырос в деревне, и хотя большую часть жизни провёл в городе, городов не люблю. Не вызывают у меня восторга ни Москва, ни Париж, ни Лондон... Почти в любом городе иногда можно встретить красивое классическое здание, но в месиве заурядных, а часто и вовсе пошлых построек, эти дома теряют свои достоинства и не могут вызывать в нас восторженных чувств. Пожалуй, единственным исключением является Ленинград, в нём классический стиль выражен наиболее полно. Особую выразительность ленинградскому гармоничному ансамблю придают белые ночи. Каждый, кто побывал на набережной Невы в такую ночь, не может не разделять с великим поэтом его восторг:
.............Пишу, читаю без лампады,
.............И ясны спящие громады
.............Пустынных улиц, и светла
.............Адмиралтейская игла...

Однако, стоит отойти от набережной хотя бы на один квартал, тогда и Ленинград становится таким же скучным и пошлым, как и все города на свете.

....Если говорить о русской национальной архитектуре (воплощённой почти исключительно в православных церквях), то, конечно, её трудно сопоставлять с грандиозными творениями античности. Прежде всего, у нас преобладает более мелкий формат. Но я русский человек и потому люблю русские постройки. Может быть даже не столько за их собственные архитектурные достоинства, сколько за гармоничное слияние с сельским пейзажем, столь родным моему сердцу. В городах иногда наши храмы вполне выдержаны в классическом стиле, например, Исакиевский собор в Ленинграде, но это почти всегда творения иностранных зодчих.
....Деревянные строения, вроде крестьянских изб, мельниц, амбаров и т.п. для меня просто заурядная вещь, хотя теперь к ним проявляется повышенный общественный интерес, архитекторы пишут различные научные статьи на эту тему и т.д. В деревне практически каждый мужчина владел плотницким искусством, одни в большей, другие в меньшей степени. Я и сам могу срубить простую избу, баню и т.п. старыми способами (однако, за строительство деревянной церкви я, пожалуй, не взялся бы). За многие годы, деревенские плотники опытным путём выработали некие правила рубки дома, и старались их выдерживать, ибо иначе строение неизбежно будет выглядеть убого. Архитектурными элементами деревянной постройки (если можно так выражаться относительно деревенской жилой избы) являются соотношение ширины и высоты дома, размер и расположение окон, крутизна кровли, расположение и внешний вид крылечка и т.д. Те, кто особо любил красоту и не ленился, могли украсить избу красивыми наличниками, конём и резным "галстуком" на хлупнике, красивым, обычно только декоративным, мезонином под самой крышей. Впрочем, любая хорошая плотницкая работа всегда радует глаз.
....Но самым главным украшением любой деревни были церковь и общее расположение построек в окружающем ландшафте. Теперь почти всё уже утрачено. Хорошо, конечно, что кое что спасли в "музеях деревянного зодчества". Но у меня в таких музеях всегда возникает двойственное чувство - мне жаль те бесконечно милые деревенские пейзажи, которые теперь стоят сиротливо пустыми без этих, перевезённых в музей сооружений. Но, с другой стороны, если бы они были оставлены на месте, то давно бы уже были разрушены, а то и вовсе сожжены.
.....Меня всегда поражала какая-то неуёмная страсть к разрушению сооружений прошлого, присущая всем народам без исключения. Прежде всего, архитектурные памятники разрушались во время войн. Все завоеватели стремились не только убить население захваченного города, но также обязательно разрушить и сжечь все строения. Это было характерно не только для захватчиков далёкого прошлого, таких, как Чингиз Хан или Тамерлан, но и для более поздних полководцев, претендующих на известную просвещённость. Например, наполеоновские банды также стремились разрушить и осквернить храмы и дворцы с целью унижения национального достоинства русских. Известно, что они устроили конюшни в Покровском соборе кремля и во многих других церквях; самые почитаемые помещения использовали как отхожие места и т.д. При бегстве из Москвы они даже пытались взорвать сам кремль. Фашисты же и вообще планировали уничтожить саму русскую нацию и всю её культуру.
....Но архитектурные памятники уничтожались не только во время войн. Христианская церковь, победившая античных богов, активно разрушала древние храмы и дворцы. Арабы разрушали древние сооружения Египта. Человеческая глупость не имеет предела. Например, теперь нельзя отломить хотя бы маленький кусочек от египетской пирамиды на память без риска быть оштрафованным на крупную сумму. А ведь ещё совсем недавно (в масштабе мировой истории) местные жители использовали пирамиды, как каменоломни. Они обдирали внешнюю отделку пирамид для того только, чтобы положить полированные плиты где-нибудь под ноги для удобства. Сам Парфенон - высшее архитектурное достижение всех времён - был использован, как склад боеприпасов. Его бомбила авиация, и в результате взрыва этих боеприпасов сооружению, простоявшему три тысячи лет, были нанесены самые тяжёлые разрушения. Но самое большое возмущение вызывают действия англичан, ободравших барельефы на фронтоне храма для того, чтобы выставить их в британском музее. Вечным позором покрыли себя европейцы разрушив культуру американских индейцев. Да и сами народы Америки были почти полностью истреблены белыми пришельцами.
.....Не отстают от других народов в каком-то идиотском стремлении к разрушению и русские, которые отличаются тем, что разрушают не чужие, а свои собственные архитектурные сооружения. В двадцатом веке были уничтожены тысячи православных церквей, монастырей, дворянских усадеб. Если ещё можно понять борьбу большевиков с религией, то желание разрушать архитектурные памятники противоречит всякому здравому смыслу. Разве трудно понять, что церковь в деревне не только место для "мракобесия" и "религиозного одурманивания" населения, а что она есть главное украшение деревни, присутствие церкви - красивого и благородного сооружения - возвышает душу, воспитывает любовь к своему родному краю. Сам тот факт, что деревенские жители могли построить храм говорит о том, что они не дикое отсталое племя, что в них есть "божественная искра", что они в состоянии понимать и создавать красоту, которая, как известно, одна только и спасает мир. Видимо, везде есть такой сорт людей, которые не переносят, чтобы что-то было красиво, чисто, благоустроено. Эти люди сами любят жить по свински и хотят, чтобы все жили также. Любой объект, если только на нём нет охраны, моментально кто-то уродует, загаживает, приводит в полную негодность. Пожалуй, среди наших соотечественников таких людей больше, чем ещё где-либо.
.....В студенческие годы наш курс проходил практику на строительстве железной дороги в Вологодской области. Жили мы в посёлке, а вдали за большим полем была видна небольшая деревня и белая церковь на высоком холме. Издали эта церковь выглядела, как драгоценный камень и мы с товарищем в выходной решили сходить, чтобы рассмотреть получше сооружение вблизи. Мы испытали настоящее потрясение, когда увидели, что красивейшее белокаменное здание какое-то время использовалось под колхозную конюшню, а теперь уже было непригодно даже и для этого: все окна были выбиты, часть крыши лежала на земле и один угол здания откололся, угрожая обрушением. С тяжёлым чувством рассматривали мы остатки росписи храма, в одном месте ещё можно было различить богородицу с невыразимо грустными глазами, державшую искалеченного кем-то младенца на руках.

 

                            

Просмотров: 113 | Добавил: pessimus | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0